Гончарова Наталья

Наталья Гончарова — Узор
Автор
Наталья Гончарова
Материал
Бумага, карандаш
Размеры
37х23
Наталья Гончарова — С бабушкой
Автор
Гончарова Наталия
Время
1920 - 1940-е годы
Материал
Бумага, карандаш

Гончарова Наталия Сергеевна

(1881-1962)

 

Наталья Гончарова – выдающийся русский живописец, театральный художник и график. Н.С. Гончарова внесла ощутимый вклад в развитие русского авангардного искусства. Кроме того, она была правнучатой племянницей супруги Александра Пушкина – Натальи Николаевны.

Творческая деятельность и судьба Гончаровой были тесно переплетены с художником Ларионовым. Наталья познакомилась с ним, когда ей был 9 лет, и впоследствии пара работала вместе около шестидесяти лет – в России и во Франции.

Гончарова и Ларионов не подавляли талант друг друга, несмотря на то, что оба были темпераментными, волевыми и невероятно талантливыми людьми – скорее супруги дополняли друг друга и помогали раскрыть свою индивидуальность.

Однажды Наталья Гончарова призналась, что Ларионов имеет идеальный художественный вкус и что этот человек является ее «совестью» и «камертоном». Более того, Гончарова была убеждена, что Михаил Ларионов относится к тем редким людям, которые «отродясь все знающие». Художница признавала, что они очень разные.

Гончарова всегда пыталась, чтобы ее художественный язык и образы были понятны почитателям. Кроме того, художница призывала друзей не поддаваться веяниям эпохи механизации, а жить в гармонии с народными традициями.

Наталья Гончарова и Михаил Ларионов испытали на себе влияние кубизма и футуризма, однако пара находилась у истоков примитивизма и лучизма.

 

Н.С. Гончарова родилась в деревушке Ладышино, (Тульская губерния). С 1899 по 1902 год Наталья была студенткой Московского училища живописи, ваяния, а также зодчества. Начала обучение на скульптурном отделении, и продолжила в классе живописи К. Коровина. Гончарова и Ларионов были одними из организаторов футуристических выставок – «Бубновый валет» «Мишень», «Ослиный хвост» и прочих.

Наталья Гончарова не была сторонницей индивидуализма, и не раз подчеркивала, что у нее случается «столкновение с обществом», которое не понимает основ искусства, и это непонимание вовсе не из-за того, что она имеет некоторые индивидуальные особенности. Хотя Гончарова отмечала, что понимать эти особенности не обязан никто.

Также немалого внимания заслужили литографические иллюстрации, сделанные Гончаровой для сборников футуристов.

В 1912 году Наталья Сергеевна Гончарова проиллюстрировала поэму Хлебникова и Крученых под названием «Игра в аду». В работах иллюстратора сталкиваются черное и белое, символизируя собой два противоборствующих начала.

Наталья Гончарова одна из первых начала применять технику коллажа в оформлении книг, опередив большинство европейских художников. В 1912 году мир увидел коллективный сборник «Мир конца», на обложке которого красовался вырезанный из золотистой тисненой бумаги цветочек. При этом цветок варьировался на всех экземплярах издания.

 

Также Гончарова проиллюстрировала повесть «Путешествие по всему свету», написанную Крученых, и поэму Хлебникова – «Вила и леший»

Кроме того, Наталья Гончарова начала работать театральным художником, и уже в 1914 году во Франции, в известной антрепризе Дягилева она оформляет спектакль «Золотой петушок», где соединяет нежные и изысканные цвета с простодушным миром русского лубка.

После возвращения в Россию художница оформляет спектакль К.Гольдони «Веер» для Камерного театра. Заядлый театрал К.Сомов высоко оценил «лубочное» цветовое решение, использованное Натальей Сергеевной для сценического действия.

Гончарова вместе с супругом Ларионовым в 1915 году эмигрировала во Францию и последующие полвека семья жила в Париже в необычном старинном доме.

Знаменитая поэтесса Марина Цветаева не раз бывала в гостях у Натальи Гончаровой и ее мужа, и при этом отмечала, что жизнь и работа этой семьи проходит очень гармонично.

Цветаева писала, что творит Наталья каждый день, находя время для акварели, масла, карандаша, угля, пастели, и при этом у нее получается выполнять все свои работы безукоризненно. Творческая манера иллюстратора была основана на искусстве русского примитива и впитала в себя черты экспрессионизма и фовизма А. Матисса.

Многие соглашались с тем, что последние работы Гончаровой нужно называть не иначе, как «песнопениями», а один рецензент отметил, что женщины, изображенные в серии «Испанка» сравнимы только с соборами.

Тем не менее, больше всего работала в этот период Наталья Гончарова не с полотнами, а в театре.

В период с 1917 по 1940 года она оформляла для антрепризы С.Дягилева такие балеты, как «Жар-птица», «Лисица», «Садко», «Литургия» (музыка И.Стравинского), «Игрушки», «Кощей Бессмертный» (музыка Н. Римского-Корсакова), «Богатыри»(музыка А.Бородина), «На Борисфене» (музыка С.Прокофьева), «Испанская рапсодия» (музыка М.Равеля). В некоторых работах ей помогал Михаил Ларионов.

Известная художница В. Ходасевич отмечала, что от Гончаровой будто «пахнет чистотой» и при этом она была строга, и строгость эта была «как в иконах».

Качества, описанные В. Ходасевич, Наталья Гончарова сберегла в себя даже во время тяжелой болезни. Не стало Гончаровой 17 октября 1962 года.

Отмечено, что последней заметной работой художницы был фестиваль, оформленный в 1957 году в Монте-Карло, который посвятили 15-летию со дня кончины М. Фомина. Постановки его балетов в свое время раскрыли Гончарову, как потрясающего театрального художника.